Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

Мода на велосипед прошла

Редактор взял с меня слово, что я не буду писать о погоде.
— О чём угодно, только не о погоде! А знаете ли почему? Да потому, что наш брат, фельетонист, волею судеб уподобился пермским циклистам в некотором роде. Как только напишешь, что погода переменилась к лучшему, как только похвалишь её, так она нахмурится и заплачет. Точь-в-точь как велосипедисты: стоит только им афишу о гонках выпустить — и «разверзаются хляби небесные», и льёт ливмя дождь, несутся тучи...
Вот на сегодня не назначили гонок, и молодцы!... Погода и направляется.
Ах, чёрт возьми! Вот и облачко набежало.
Нет, не буду о погоде!
Упомянув о велосипедистах, кстати, пройдусь еще на их счёт.
Пора былого увлечения стальным конём, увы, прошла. Было время, когда на «Дуксах» и «Гумберах» ездили и стар и млад, и не просто ездили, а увлекались циклизом, увлекались подчас до смешного. На этой-то благодатной почве общего увлечения велосипедным спортом и начались гонки, чемпионаты, рекорды и тому подобное, вызвавшие к жизни, в свою очередь, институт гонщиков.
Быстрое и широкое распространение и развитие гонок во многих местах выразилось в довольно уродливых формах и дало повод Дорошевичу так охарактеризовать гонщиков: «У отца было три сына: один очень умный, второй — так себе, третий — вовсе велосипедист».
Но, как и всякое увлечение, прошло увлечение гонками и, собственно, спортом. Велосипед остался как средство быстрого и удобного сообщения, как приятное развлечение, как орудие для известного гимнастического упражнения на воздухе. Для одних он является просто роскошью, а для других — и практически полезным предметом в то же время. Но гонки, чемпионаты, рекорды, увлечение велосипедным спортом миновало безвозвратно.
А раз не стало гонок — не нужны стали и треки, и велодромы, и велосипедные клубы, и они, в большинстве, уже прекратили своё существование.
Возьмите наш пермский велодром. Точно яркий метеор на полночном небе вспыхнул, точно гриб после теплого дождя вырос пермский велодром, и публика им заинтересовалась. Гонки, ценные призы, золотые жетоны, гастролёры, чемпионаты, рекорды заняли Пермь года на три. А потом вдруг увлечение это быстро погасло, как загорелось.
И теперь пермский велодром наводит уныние. Публика, посещавшая его, равнодушно говорит, что «мода прошла», заправилы уныло поют: «Куда, куда вы удалились, весны моей златые дни?», а былой гонщик, забираясь на вираж, громко поёт: «Мне всё здесь на память приводит былое...»
Но я лично не согласен, что виною всему только мода. Нет, господа, не мода прошла, а прошло только увлечение велосипедным спортом. Гонки со всеми их атрибутами были своего рода накипью в деле применения велосипеда, и теперь эта накипь прошла, улетучилась, остался просто велосипед.
А увлечение перешло к другому спорту, к спорту автомобильному, но и тут увлечение минует, и останется просто автомобиль, будущность которого вне всякого сомнения.
Но это еще впереди. А пока в Перми не только не увлекаются автомобилем, но и ни одного еще здесь не видывали.

В.Гукс.
13 июня 1904.

(«Прогулки по старой Перми: Страницы городского фельетона конца XIX — начала XX в.»).
promo klyaksina october 10, 2012 03:11 22
Buy for 100 tokens
В середине XVI века Аника Строганов, солепромышленник из Сольвычегодска, узнал о богатых соляных источниках Перми Великой и направил к Ивану Грозному своего сына Григория с просьбой о передаче Строгановым камских земель. Вернулся Григорий с жалованной грамотой: "Се яз царь и великий князь Иван…

Грехи пермской думы

Обычай старины блюдя,
Сегодня я за Воскресенье
Прошу у всей Перми прощенья,
К её подножью припадя.
Грешил пером! Не отпираюсь!
Душа раскаяньем полна,
Но я той мыслью ободряюсь,
Что на людях и смерть красна.
Ведь все грешны мы, нет сомненья,
Есть исповедаться нам в чём.
И в день прощёный Воскресенья
Должны бы всем без исключенья
Мы покаянным бить челом!
Смотрите, как теперь угрюма
Хоть наша городская дума,
Как кается! А почему?
Больших грехов свершила тьму.
На нужды города скупилась
Всегда, а ныне - вот те на!-
Переменила фронт она
И... электричеством прельстилась;
Но, осторожности полна,
Благоговея пред бюджетом,
Пока лишь центр Перми она
Снабдила этим модным светом.
Еще мрачнее, прах возьми,
Теперь окраины Перми!
Мы тешимся игрушкой модной,
А дума - это ль не грешно?-
Взяла вопрос водопроводный
И положила под сукно!
А опера? Кто б мог поверить,
Что нынче города отцы,
С концами не сведя концы,
Решили оперу похерить?!
Шесть лет кормили ею нас,
И вот, в один прекрасный час,
"Отцы" глубоко согрешили-
Нас корма этого лишили!

Вчера меня извозчик вез
К вокзалу, на лошадку гикал,
А в промежутках всё под нос
Из опер арии мурлыкал!
Из "Демона" один босяк
"Не плачь, дитя" мне спел так верно,
Что дал ему я не пятак,
А два двугривенных примерно.
Спроси-ка, Думушка, у всех,
И скажут все тебе уныло;
Да, Дума, величайший трех
Ты, не подумав, совершила!

(Little man. 26 февраля 1902)

("Прогулки по старой Перми: Страницы городского фельетона конца XIX - начала XX в.")