Наталья Аксентьева (klyaksina) wrote,
Наталья Аксентьева
klyaksina

Он сказал: "Поехали!"


Запуск ракет у детско-юношеского центра «Рифей», 12 апреля 2011 г.

Под катом фотография скульптуры на фасаде Дворца культуры имени Ю. А. Гагарина и история её создания.



Индустриальный Икар

По мнению авторитетных специалистов, эта работа входит в число лучших произведений, связанных с историей освоения космоса

Зимой 1975 года над Индустриальным районом Перми «взлетел» современный Икар.
На фасаде Дворца культуры имени Ю. А. Гагарина появилась масшабная композиция из двух частей, посвященная героям космоса. Вскоре после этого работа была номинирована на Государственную премию СССР.
Автор композиции — художник-монументалист Рифкат Багаутдинов.
Выпускник Ленинградского высшего художественно-промышленного училища им. В. И. Мухиной (сейчас — академия им. А. Л. Штиглица) приехал работать в Пермь в 1969 году. И вскоре ему поступил заказ от Художественного фонда на оформление строящегося на улице Мира Дворца нефтепереработчиков. Тема заказа была определена сразу — освоение космоса, Юрий Гагарин.
60–70-е годы прошлого века — время, когда все интересовались космосом. Передать ощущение того времени и был призван молодой скульптор. Рифката Багаутдинова назначили главным художником проекта оформления дворца и придворцовой территории (архитектором здания являлся Михаил Футлик).
Уже в 70‑м году проект был готов и одобрен Советом художественного фонда, градостроительным советом, горкомом, обкомом КПСС. И хотя строительство дворца еще не было завершено, для Багаутдинова и его команды под организацию работ выделили помещение будущего спортивного зала. Оборудование и материалы поставлял «Пермнефтеоргсинтез». Высокий, просторный, светлый зал на несколько лет стал мастерской художника. Осенью 1972 года дворец был торжественно открыт, но работы по его оформлению продолжались…
Сегодня Рифкат Багаутдинов вспоминает: «Мы в спортзале почти пять лет буквально жили. Я работал с утра до ночи. В течение дня делал выкладки из стали. А сварщики приходили уже после основной работы, примерно в пять-шесть вечера. И мы до полуночи еще варили. Суперпрофессиональные были сварщики! Сергей Боголюбов, Валерий Осипов, Радик Мустафин (их фамилии, кстати, вместе с моей есть на фризе композиции). Качество выдавали отличное. Лучше, по‑моему, нельзя было сделать.
— А как вели монтаж? Кто принимал решение по монтажу? — спрашиваю у художника.
— Я все сам решал. Был и конструктором, и инженером. Художник-монументалист — вообще очень редкая профессия. Ведь одно дело нарисовать, другое — вычертить, исполнить. Это производство — от начала и до конца. Надо понимать материалы, знать, как с ними работать. Я тогда, надо сказать, вообще первый раз со сталью работал. Пришлось литературу изучать, технологию. Сам делал все инженерные расчеты, много чертежей было — около ста! Все надо было хорошо продумать… Кстати, был у меня товарищ, он предлагал всю конструкцию на земле сделать, а потом поднять. Но это не реально — такую махину поднять! Сталь, напомню, была 0,8 мм. Я предложил единственно верное решение: монтаж шел прямо на фасаде.
— Помните зиму 1975‑го, когда завершали работу?
— Конечно. Та зима была очень холодная, ветреная. В валенках, в ушанках на лесах работали. В конце дня приходили все обледенелые, сотрудницы дворца нас не узнавали… Я даже дважды падал с яруса на ярус. Но ничего, все обошлось. Результат, как говорится, превзошел ожидания.
— Рифкат Шайфутдинович, образ Гагарина воплощен в обеих частях композиции?
— Да. В центре той композиции, что над входом в здание дворца, тоже Юрий Гагарин. Но это не буквальный портрет. Какие‑то черты Гагарина там присутствуют, но в целом, конечно, собирательный образ первых космонавтов. Кстати, недавно при реконструкции дворца была установлена современная система освещения композиции. Ко мне приходили, согласовывали. Знаете, мне очень повезло. Я благодарен судьбе за то, что она дала мне возможность воплотить этот проект, посвященный освоению космоса.
В новом веке, спустя 35 лет после монтажа композиции, работа Рифката Багаутдинова воспринимается уже не только как произведение искусства, но и как символ эпохи. Доктор исторических наук, профессор ПГТУ Виктор Мохов в одной из телепередач, посвященных истории Перми, рассказал о времени появления композиции: «Жизнь была стандартизированная… А вот космос давал ощущение выхода из этой реальности, определенной романтики, казалось, что там самая героическая, серьезная, настоящая жизнь».
А искусствовед Нина Казаринова в беседе с тележурналистами так охарактеризовала произведение Багаутдинова: «Работа уникальная! Фигура человека, пропорции тела напоминают античные пропорции, здесь можно вспомнить Леонардо да Винчи. Новизной было еще и то, что рельеф выполнен в технике сварки. Швы сварочные идут по форме тела, подчеркивают, делают ее более изящной… Дух того времени воплощен точно. Сегодня люди, проходя мимо, часто не задумываются, что это наша история. Это творение входит в число лучших монументальных творений, связанных с историей освоения космоса…»
В последующие годы Рифкат Багаутдинов сделал еще немало проектов оформления общественных зданий в Перми и других городах Прикамья.
Часть проектов была реализована. Например, композиция на фасаде Дворца культуры Гознака.
Хорошо известен Багаутдинов и как книжный график. Он оформил порядка 40 книг Пермского книжного издательства. И каких книг! Первые издания знаменитых «Ивана Семенова — второклассника и второгодника», «Лелишны из третьего подъезда», «Руки вверх!» вышли с рисунками Багаутдинова. И книги из серии «Оляпка» он оформлял, и серию «Мама, почитай‑ка!». На этих со вкусом и очень весело оформленных книгах выросло не одно поколение ребятишек.
Сегодня художник-монументалист живет воспоминаниями. К сожалению, заказов нет, исчезли заказчики.
«Я бы с удовольствием поработал, есть еще порох в пороховницах», — улыбаясь, говорит Рифкат.
…Он рисует для себя, для души.

Татьяна ГОЛУБЧИКОВА
(Газета "Пермская нефть")

Tags: Пермь современная, Пермь — история, Скульптуры
Subscribe

promo klyaksina october 10, 2012 03:11 22
Buy for 100 tokens
В середине XVI века Аника Строганов, солепромышленник из Сольвычегодска, узнал о богатых соляных источниках Перми Великой и направил к Ивану Грозному своего сына Григория с просьбой о передаче Строгановым камских земель. Вернулся Григорий с жалованной грамотой: "Се яз царь и великий князь Иван…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments