April 15th, 2020

19 июля 2019 года. Музей пермских древностей

Или с племянником по Перми, часть 7



В музей пермских древностей мы с Романом ходили в июле 2017 года после поездки в Очёр: https://klyaksina.livejournal.com/1290165.html, но в некоторые музеи можно ходить хоть каждый месяц и не надоест.
В прошлый раз племянник удивил меня тем, что узнал эстемменозуха, а в этот раз...
Мы только подошли к новой выставке минералов и горных пород, и он вдруг начал, не читая, называть их все подряд. Я, серьёзно, чуть на пол не села.
Оказалось, «подписи» — это блоки из Minecraft.
От удивления я даже ни одной фотографии не сделала, только видео для родителей Романа сняла.

Скриншот

Collapse )

Но с другими экспонатами пофотографировались



Collapse )

(Ещё про музей пермских древностей: https://klyaksina.livejournal.com/564555.html и «Мастерскую МузееЗавриков»: https://klyaksina.livejournal.com/566052.html).
promo klyaksina october 10, 2012 03:11 22
Buy for 100 tokens
В середине XVI века Аника Строганов, солепромышленник из Сольвычегодска, узнал о богатых соляных источниках Перми Великой и направил к Ивану Грозному своего сына Григория с просьбой о передаче Строгановым камских земель. Вернулся Григорий с жалованной грамотой: "Се яз царь и великий князь Иван…

25 июня 2015 года. На теплоходе и «На пароходе»

Этот пост я уже выкладывала, но хочу, чтобы был поближе. И в настроение попадает

Г-же Ф. Збарской

Был утренник. Сводило челюсти,
И шелест листьев был, как бред.
Синее оперенья селезня
Сверкал за Камою рассвет.



Гремели блюда у буфетчика.
Лакей зевал, сочтя судки.
В реке, на высоте подсвечника,
Кишмя кишели светляки.

Collapse )

Они свисали ниткой искристой
С прибрежных улиц. Било три.
Лакей салфеткой тщился выскрести
На бронзу всплывший стеарин.

Седой молвой, ползущей исстари,
Ночной былиной камыша
Под Пермь, на бризе, в быстром бисере
Фонарной ряби Кама шла.

Collapse )

Bолной захлебываясь, на волос
От затопленья, за суда
Ныряла и светильней плавала
B лампаде Камских вод – звезда.

Collapse )

На пароходе пахло кушаньем
И лаком цинковых белил.
По Каме сумрак плыл с подслушанным,
Не пророня ни всплеска, плыл.

Collapse )

Что ж он подслушивал? – подслушивал,
Дыша на запотелый люк?
Тонула речь в обивке плюшевой.
Он понимал движенье рук?
И этих рук движеньем проняло
Его? И по движенью рук
Он понял: так на фисгармонии
Берут в басах забытый звук?

Collapse )

Сквозь грани баккара вы суженным
Зрачком могли следить за тем,
Как дефилируют за ужином
Фаланги наболевших тем.
И были темы те – эмульсией
Из сохраненных сердцем дней,
А вы – последнею конвульсией
Последней капли были в ней.

Был утренник. Сводило челюсти,
И шелест листьев был как бред.
Синее оперенья селезня
Сверкал за Камою рассвет.

Collapse )

И утро шло кровавой банею,
Как нефть разлившейся зари,
Гасить рожки в кают-компании
И городские фонари.



Б. Л. Пастернак
1916 г.