February 16th, 2018

30 июля 2013 года. Новосибирск. Красный проспект. Три памятника

Александр Иванович Покрышкин, трижды Герой Советского Союза, родился в Новониколаевске (ныне Новосибирск).
В Новосибирске несколько памятников легендарному лётчику, его имя носят Новосибирский технический колледж, Новосибирский учебный авиационный центр, Сибирский авиационный кадетский корпус, музей авиации. В города есть улица Покрышкина и станция метро «Маршала Покрышкина».

Первый памятник Александру Ивановичу Покрышкину в Новосибирске был открыт 7 ноября 1949 года на Красном проспекте в районе площади Ленина.
Авторы — скульптор М. Г. Манизер и архитектор И. Г. Лангбард.

В 1981 году при строительстве метро сквер, в котором стоял памятник, убрали, бюст перенесли на новое место, в район художественного музея



Рядом с музеем здание детской клинической больницы скорой медицинской помощи.
У больницы установлен памятник выдающемуся хирургу Сергею Сергеевичу Юдину.
В Новосибирской области Сергей Сергеевич оказался не по своей воле: в 1948 году был арестован, в 1952 сослан в Бердск, вскоре начал оперировать в местной больнице, затем получил разрешение на переезд в Новосибирск, работал хирургом в онкологическом отделении областной клинической больницы.
Памятник открыт в апреле 1996 года, авторы — скульптор Алексей Дьяков и архитектор Валерий Арбатский

Collapse )

Почти напротив памятник архитектору Андрею Дмитриевичу Крячкову.
По его проектам построено несколько десятков крупных зданий в городах Сибири, в том числе более 30 в Новосибирске. Специально посчитала, в перечне объектов культурного наследия, расположенных на территории города Новосибирска, фамилия Крячков встречается 22 раза.
Есть в этом перечне и здание 100-квартирного жилого дома по Красному проспекту, 16, построенное в 1935-1937 годах по проекту архитекторов А. Д. Крячкова и В. С. Масленникова.
28 июня 2008 года в сквере у Стоквартирного дома открыт памятник архитектору.
Авторы — скульптор Арам Григорян, художники Юрий Бурика и Алексей Коваленко, куратор проекта Валерий Арбатский.

Collapse )
promo klyaksina october 10, 2012 03:11 22
Buy for 100 tokens
В середине XVI века Аника Строганов, солепромышленник из Сольвычегодска, узнал о богатых соляных источниках Перми Великой и направил к Ивану Грозному своего сына Григория с просьбой о передаче Строгановым камских земель. Вернулся Григорий с жалованной грамотой: "Се яз царь и великий князь Иван…

«Старая Пермь»

Конечно, везде есть свои исключения, и на Каме попадаются зажиточные селения, особенно раскольничьи, в которых непременно есть своё рукомесло и торговлишка. К таким, пожалуй, можно отнести и Усть-Пыскорское село, вид на которое с парохода очень красив. Между Усольем и Чердынью это самое красивое место, и недаром наверху крутого берега красовался в былые времена богатый Пыскорский монастырь. Теперь от него осталась всего одна церковь, да и та стоит наглухо заколоченная. Пыскорское плёсо замечательно красиво, и Кама живой, переливающейся гладью уходит вёрст на двадцать. Если смотреть с вершины плёса, пыскорская церковь издали чуть брезжится, как восковая свеча. История Пыскорскаго монастыря, конечно, связана с фамилией Строгановых, больших доброхотов и милостивцев до монашеской братии. Строгановы отказали монастырю большие угодья и главное — соляные промыслы, которые послужили главной статьей монастырского богатства. Заметим здесь деятельный, промышленный характер, каким отличаются все северные монастыри. Соль тогда служила дорогим товаром, а пыскорские монахи вываривали её «большие тысячи» пудов. Благодаря этому в монастыре скопились громадные богатства. Пыскорская обитель гремела до самой Москвы. Дальнейшая судьба этого монастыря довольно печальна. Он просуществовал до 1756 года, когда его архимандриту Иусту пришла блажная мысль перенести монастырь на новое место, на Лысьву, в 8 верстах от старого монастыря. Сказано — сделано, и монастырь перенесён. Эта странная архимандритская фантазия закончилась полным разгромом обители; в новом месте монастырь так захудал и опустел, что его решили уничтожить. Сначала был проект перевести его в Соликамск, но пермский губернатор Кашкин стоял за Пермь. Это было в начале восьмидесятых годов прошлого столетия. Канцелярская волокита шла без конца, десятки лет, а когда всё было решено, то в Пермь повезли пыскорские богатства натурой: кирпич, железный лом, колокола, ценную рухлядь и т. д. Но чтобы построить новый монастырь в Перми, нужны были деньги, а денег не было; поэтому и состоялась оригинальная финансовая операция; губернская власть решила заложить в Вятке две пыскорских митры, оценённых в 40 тыс. руб. Опять пошла волокита, кончившаяся даже уничтожением самого имени пыскорской обители. В Перми сохранилось несколько пыскорских древностей; в Вятке остались в закладе упомянутые выше две митры, да в народе сложилась поговорка: «где был Иуст — там монастырь стоит пуст».
— Сирота сиротой стоит церковь-то... — с сожалением говорил старичок, чердынский купец, когда мы «бежали» под Пыскором. — А какое место-то умильное!.. Раз в год в церкви-то служить... Всё разорили. — А кто разорил-то?..
— Сперва Иуст, а потом... Господь знает, кто зорил-то.
Старичок благочестиво вздохнул и перекрестился.

Д. Н. Мамин-Сибиряк
1888 г.



Collapse )

Про Пыскорский монастырь: https://klyaksina.livejournal.com/652870.html