April 21st, 2017

17 августа. Большой Алтай — 2016. День 4, часть 3. Кокоря



Кокоря — село в Кош-Агачском районе Республики Алтай.
Название местные жители переводят как "небесный храм": кӧк — синий, ӧрӧ — верх, ӧргӧӧ — дворец.

По некоторым причинам мы не смогли попасть ни в урочища Бара-Бургазы и Ялбак-кобы, ни к священным горам, ни к целебным источникам. Приехали в село не в самый подходящий день, чего предугадать не могли ни мы, ни наш потенциальный проводник. Историко-этнографический музей теленгитов Чуйской степи тоже был закрыт.
Видимо, алтайские духи позвали нас в гости в Кокорю в следующий раз, и мы обязательно воспользуемся этим приглашением.

Музей теленгитов снаружи

Collapse )

Что такое коновязь: http://klyaksina.livejournal.com/514502.html

У музея памятник зайсану Очурдяпу Мандаеву

Collapse )

По бокам, как я понимаю, почитаемые птицы рода. Для рода кӧбӧк это мӱркӱт — беркут и куу — лебедь.
Рядом с лебедем, вероятно, таҥма-саракай — родовой знак в виде креста.

Зайсан или јайзаҥ — родовой старейшина. У алтайцев несколько родов, род в переводе — сӧӧк, буквально — кость. Зайсан Очурдяп происходил из рода кӧбӧк.
Поставили стелу в 2014 году в честь 150-летия добровольного вхождения чуйских теленгитов в состав Российского государства.
Вообще алтайский народ вошёл в состав России в 1756 году, но жители удаленных районов были двоеданцами. В 1864 году был подписан Чугучакский протокол, установивший границу между Россией и Китаем, Первая и Вторая Чуйские волости вошли в состав России.
Как раз в те годы зайсаном Второй Чуйской волости был Очурдяп Мандаев. Занимался вопросами землеустройства, налаживал торговые связи. Разрешил казахам поселиться в Чуйской степи. В предыдущем посте я упоминала некоторые казахские поселения и кладбища.

Рядом ещё два памятника — погибшим в Великой Отечественной войне и неподписанная стела

Collapse )

Про аилы я уже не раз писала. Коротко: аил — это национальное жилище и одновременно семейный храм. Для того, чтобы в аил могли проникать духи, в крыше обязательно есть отверстие, пол всегда земляной, а очаг открытый. Сейчас в алтайских сёлах аилы используют в основном как летнюю кухню

Collapse )

У многих строений плоские крыши, на таких удобно сушить тезек — кизяки — топливо, сделанное из навоза. Деревьев в Чуйской степи практически нет. В алтайском языке есть даже глагол тезекте — собирать кизяк.



Collapse )


Ссылки на предыдущие посты

Collapse )
promo klyaksina october 10, 2012 03:11 22
Buy for 100 tokens
В середине XVI века Аника Строганов, солепромышленник из Сольвычегодска, узнал о богатых соляных источниках Перми Великой и направил к Ивану Грозному своего сына Григория с просьбой о передаче Строгановым камских земель. Вернулся Григорий с жалованной грамотой: "Се яз царь и великий князь Иван…

Духи шалят

В Перми неблагополучно.
"Духи" шалят.
"Духи вообще нынче в моде, и спрос на них довольно большой, в особенности у спиритов.
Только жаль, что к спиритам "духи" не любят показываться, а предпочитают появляться и шалить там, где их вовсе не ждут.
Спириты часами просиживают у столиков, вызывая "духа", сидят до боли в пояснице, сидят до того, что засыпают, а вызываемый "дух", подобно обиженному гастролёру, не выходит ни на какие вызовы и продолжает витать где-то там, "в пустынях вечного эфира", предпочитая лучше "оставаться в неизвестности", чем попасться спиритам, которые готовы засыпать его вопросами: сколько дважды два? как поживает дух Александра Македонского? где конец беспредельности Вселенной? и так далее.
Иногда какой-нибудь шаловливый "дух" (вероятно, дух женщины-кокетки, умершей в молодых годах) появляется среди спиритов, но только для того, чтобы посмеяться над ними, обрызгать их водой, вымазать их "негативы" сажей и наговорить им с три короба ерунды. Спириты бывают очень довольны подобными явлениями и сообщают, что "ощущали бестелесную материю", которая обрызгала их водой и вымазала сажей.
Конечно, если бы спириты знали, что их водой брызгал и сажей мазал не бестелесный дух, а кто-нибудь из своих же менее серьёзных собратов, то они молчали бы, ибо в этом ничего таинственного нет, а есть только смешное.
Но "ощущение бестелесной материи" — это что-то особенное.
Однако когда телесный или бестелесный "дух" заводится в обывательских квартирах, то обыватель вовсе не радуется и от души желает, чтобы этот так называемый господин "Дух" убирался "в пустыни вечного эфира", в преисподнюю, к спиритам, ко всем чертям, куда-нибудь, словом, только подальше.
А вам сообщают, что в одном из домов по Екатерининской улице и в одном из домов по Монастырской улице завелись "духи", причиняющие беспокойство квартирантам.
Привлечь "духов" к ответственности нельзя... то есть, собственно говоря, можно бы: полиция могла бы составить протокол, при помощи спиритов можно узнать имена "духов", а при помощи редакции журнала "Ребус" проверить их показания и установить их личность... Но как им вручить повестку для вызова в суд, когда у "духов" такой простор? Извольте-ка искать их "в пустынях вечного эфира".
Впрочем, при ближайшем знакомстве господин "Дух" оказывается вовсе не "духом", а "исполняющим должность духа", а еще чаще в появлении "духов" виновата какая-нибудь скучающая кумушка.
Так оно окажется, вероятно, и на Екатерининской, и на Монастырской улицах.

В.Гукс. 21 апреля 1901

("Прогулки по старой Перми: Страницы городского фельетона конца XIX - начала XX в.")