March 30th, 2017

17 августа. Большой Алтай — 2016. День 4, часть 2. Окрестности Ташанты



В Ташанте, куда мы приехали в предыдущем посте, Чуйский тракт заканчивается, дальше Монголия, посещать которую мы не планировали, но и сразу возвращаться не хотели.
Свернули в сторону реки Юстыд. Название по одной из версий произошло от слов јӱс — сотня, тыт — лиственница.
Юстыд считается верхним течением реки Чуя.
Образуют Юстыд реки Богуты и Нарын-Гол, недалеко от Кош-Агача в Юстыд впадает река Кызылшин, и дальше она бежит на северо-запад к слиянию с Катунью под именем Чуя.

В долине реки Юстыд, на другом её берегу, находится огромный, в несколько километров, комплекс древних памятников: керексуры разных типов, оленные камни, гончарные и железоплавильные печи...
К сожалению, в этот раз там побывать там не получилось: урочище Ялбак-кобы (Жалпаккобы, ялбак — широкий, кобы — ущелье) — место священное, и оно нас не пустило. Не знаю, есть ли туда дорога со стороны Ташанты, один рукав реки Юстыд мы преодолели, основное русло проезжать по броду не рискнули — очень много было воды

Collapse )

Есть дорога со стороны села Кокоря, только обстоятельства, о которых ещё расскажу, сложились не в нашу пользу. "Но сожалений горьких нет", проверено, если алтайские духи куда-то не пускают, лучше туда и не попадать, в следующий раз всё получится в лучшем виде.

Недалеко от Ташанты кумысная ферма. Александр dopotopniy как руководитель "Клуба Дегустатор" отвечал в поездке за национальную кухню (о ней тоже будет отдельный рассказ), поэтому проехать мимо не позволил



Collapse )

Доехали до перевала Созонту (2110,8 метров) и поднялись на вершину неизвестной нам горы, высота по картам — 2153,2 метра, на навигаторе чуть больше



Холод жуткий. Перед выходом из машины "в открытый космос" надела шерстяные носки, сапоги из ЭВА, флиску, куртку, повязку на голову, капюшон и такой "капустой" продержалась только 7 минут, пока рассматривала долину в бинокль. О климате в этих местах писала в предыдущем посте.
Воздух уже кажется "тяжёлым", ветер сбивает с ног

Collapse )

Растительность бедная, но стада овец пасутся, мелкую травку щиплют

Collapse )

По другую сторону пограничные сооружения, съёмка которых без разрешения начальника пограничного органа запрещена.

Спуск с горы

Collapse )

Вернулись на Чуйский тракт. В 25 километрах от Ташанты казахское село Жана-Аул, в переводе — новое село. Образовано в 1986 году, сюда были переселены жители села Актал, которое каждую весну подтапливало.
Мечеть села Жана-Аул

Collapse )

Чуть в стороне от Чуйского тракта, в 38 километрах от Ташанты, село Тобелер, в переводе с казахского — холмы. Здесь тоже есть мечеть

Collapse )

Очень интересно выглядят казахские кладбища

Collapse )

Дальше на нашем пути село Кокоря, о нём в следующей части.

Ссылки на предыдущие посты

Collapse )
promo klyaksina october 10, 2012 03:11 22
Buy for 100 tokens
В середине XVI века Аника Строганов, солепромышленник из Сольвычегодска, узнал о богатых соляных источниках Перми Великой и направил к Ивану Грозному своего сына Григория с просьбой о передаче Строгановым камских земель. Вернулся Григорий с жалованной грамотой: "Се яз царь и великий князь Иван…

30 марта 2007 года

Вице-президент ОАО «РЖД», исполняющий обязанности начальника Свердловской железной дороги Сергей Козырев с комиссионным осмотром.
Автомотриса с комиссией начальника дороги и руководителями дорожных служб выехала со станции Кордон в десятом часу утра. Мокрый снег, заболоченные пути, когда порой головка рельса едва виднелась над поверхностью грязного месива, в котором утопало все остальное. Отсутствие водоотводных канав на пути, забитые водостоки приводили к тому, что на отдельных участках передвигаться можно было разве что на тракторе. К концу часа одинокого передвижения комиссии по участку Сергей Козырев поинтересовался: «А где путейцы?».
Оказывается, электропоезд с путевыми рабочими отправлялся из Кунгура в десятом часу утра. Монтеры выходят на перегоны к 12 часам, обедают и в пять вечера на электричке возвращаются обратно. Итого: рабочий день длится четыре часа.
Вдоль полотна зерно из вагонов, сошедших две недели назад на перегоне Кордон — Шамары. Вагоны убрали, вывезли искореженные шпалы, рельсы. А пшеница оказалась никому не нужной.

(Из статьи С. Маслакова "Опоздали..." — "Уральская магистраль" № 12, 30 марта 2007 года)


Из книги Г.А. Литовченко "Пермские железнодорожники в этом суровом, яростном и прекрасном мире. От 1946 до 2008 года. От события к событию"