Наталья Аксентьева (klyaksina) wrote,
Наталья Аксентьева
klyaksina

Categories:

Сон под Рождество

Видеть сны никому не запрещено. По крайней мере, ни в каком законе нет указаний на этот предмет. А присниться-то всякая чертовщина может!
Однако же и наяву, другой раз, приходится натыкаться на такую чертовщину, что невольно повторишь слова покойника Фамусова: "Бывают странны сны, а наяву страннее".
Вот хотя бы со мной!
Такой сон увидел в ночь на сегодня, что пришлось руками развести.
Чудеса в решете, да и только!
Итак, сон!
Тьма уже давно окутала город, когда я вышел на Сибирскую.
Одна половина электрических фонарей уже давно перестала светить, указуя путь запоздалому пешеходу. Последние завсегдатаи "Александровского пивного зала" были уже выдворены честь-честью и разбрелись, негодуя на часовую стрелку, положившую конец их дружеской беседе, и завидуя привилегиям завсегдатаев Благородки. А сии последние, как люди высшего ранга, могли до зари бить шестерку девяткой, получать "жир", идти "на-пе", "углом" и тому подобное...
Унылые извозчики у подъезда столпились в кучу и беседовали не то об аресте Эмберов, не то о ценах на кислую капусту. Лошади, понурив головы, недоумевали, что и в эту ночь любителям зеленого поля не сидится дома.
Или за поздним временем, или в виду такой ночи дамы "фельетонного направления" на Сибирской отсутствовали и не приставали к прохожим... Да и прохожих, кроме меня, не было.
Вот я спустился к Каме. Прелестный биржевой сквер освещен разноцветными огнями, которые, пестрыми пятнами отражаясь на снегу, придают скверу вид фантастического ковра.
У громадного подъезда с кариатидами масса экипажей. Просторный вестибюль весь занят верхним одеянием публики.
Очевидно, тут что-то есть! — подумал я и, разоблачившись, направился по широкой мраморной лестнице в двухсветный биржевой зал.
Еще издали в зеркалах отражалась елка, роскошно иллюминованная и разукрашенная...
— Ба! знакомые все лица! — воскликнул я, входя в зал.
"Вся Пермь" собралась на елку!..
А елка!.. Боже мой, что это была за елка!..
Вышины необычайной — верхушкой потолок грандиозного двухцветного зала подпирала... вся в электрических огнях, в звездах, в золоте... а у подножия елки груды, ворохи подарков...
У меня глаза и зубы разгорелись, когда я увидел эти подарки...
Публика, оживленно беседуя, бродила по залу, видимо, мало интересуясь елкой и подарками. Разговоры шли на местные "злобы дня", вроде того что у Х опять жена уезжает, что Х попросили убраться откуда-то, что У грозит тюрьма, что Х флиртует с ХИ и так далее.
Потолкавшись среди толпы и прислушавшись к разговорам, я должен был бы прийти к заключению, что поголовно "вся Пермь" или картежники, или пьяницы, или развратники, или неоплатные должники, или просто негодяи... до того нелестно аттестовали друг друга собравшиеся. Но я не пришел к этому заключению, а только лишний раз убедился, что сплетня свила себе прочное гнездо в этой толпе, что семена сплетни попали на плодородную землю и урожай обещает быть обильным.
— Пожалуйте, господа, подарочки получать! — раздался чей-то жиденький тенорок, и курчавый блондинчик с козлиной бородкой, одетый во фрак, выступил из толпы и занял место у елки.
Я решил наблюдать...
И много интересного я увидел... То есть, я вам доложу, некоторые господа такие подарочки получали, что любо-дорого...
Конечно, обо всех подарках и сюрпризах в печати говорить неудобно, но некоторые я перечислю.
Городскому электротехнику достались запасные трубки (числом 666) для паровых котлов электрической станции.
Городскому архитектору — прибавка к жалованию и фотография одной городской трещины.
Антрепренеру господину Никулину — говорильная машина, 1500 рублей трезвых денег и поместительная копилка для барышей.
Председателю губернской земской управы неподписанная жалоба на них Левицкого.
Городскому голове — 70 тысяч ведер воды реки Светлой, со всем содержимым.
Театральной дирекции — отчеты за прошлые годы и все старое театральное имущество.
Оперникам — опера без дирекции.
Музыкальному кружку — средство сделать семь понедельников на неделе.
Драматическому кружку — еще два пуда сонных капель.
Железнодорожным объединителям — устав "с буфетом".
Железнодорожным потребителям — набор крепких слов, специально для общих собраний.
Членам учительского общества — правила бокса на тот же случай.
Губернским земским гласным — по флакончику живой воды.
Общественному собранию — 200 экземпляров книги Гоппе "Хороший тон", для раздачи кому следует.
Благородному собранию — новая разновидность "макашки".
Железнодорожному начальству — проект приспособления всех классных вагонов в служебные.
Железнодорожным контролерам — новейшие способы уловления зайцев.
Телефонным барышням — по французской книге (по словам Фамусова, "сна нет от французских книг").
Приказчикам — закон о праздничном отдыхе.
Тюремному патронату — царь Соломон, для разбора кто прав, кто виноват.
Фотографическому обществу — новый "проявитель", чтобы проявить деятельность общества.
Много еще подарков было роздано курчавым блондинчиком во фраке.
Публика редела.
"Утра час наступал,
и заря занималась!"
Когда я выходил на улицу, то впереди меня юркнул этот блондинчик, снимая шапку, сказал: "До свидания", — и провалился сквозь землю тут же, в загоне... т,е., виноват, в биржевом сквере. И когда он снимал шапку, то я увидел на голове у него рожки, а доха сзади была заметно приподнята хвостиком.
Хотел было городового крикнуть, да вспомнил, что и городовой — человек, а стало быть ночью почивает.
Посмотрел на часы и проснулся, так как приближалось время "взаимных поздравлений"...
Ведь приснится ж!

В. Гукс
25 декабря 1902



*Торговый дом наследников Александрова был крупнейшим продавцом пива в Перми. В 1911 году он содержал 8 пивных складов и лавок. Здесь речь скорее всего идёт о пивном зале ресторана Александрова, который располагался на улице Покровской.
*Дело Эмберов (1877—1904) — скандальное дело, начатое французской семьёй Эмберов против наследников миллионера Крауфорда. Наследство богача было якобы обещано жене Эмбера в то время, когда она работала у него сиделкой. В течение почти тридцатилетнего разбирательства Эмберы безбедно жили в счёт этого наследства. В 1902 году за мошенничество весёлая семейка была приговорена к пятилетнему заключению.
*Биржевой сквер — одно из названий сквера на берегу Камы, его ещё называли Козьим загоном, Набережным садом (сейчас это сквер Решетникова). "Биржевым" пермяки его окрестили в 1908 году, когда здесь была выстроена биржа.
*"у громадного подъезда с кариатидами" — на самом деле это были построенные на скорую руку деревянные павильоны.
*Электрическая станция была освящена 1 февраля 1896, а открыта 10 февраля 1902 года.
*Музыкальный кружок существовал в Перми с 19 октября 1874 года, но с переменным успехом.
*Драматический кружок открыли в Перми в 1894 году. Руководил им выборный совет старшин в составе 6 человек. В начал 1900-х в драматическом кружке состояло более сотни пермяков. Не так уж и мало для 50-тысячного городка.
*Железнодорожные объединители — по-видимому, это инициативная группа, которая в 1902 году организовала серию "объединённых" вечеров служащих железной дороги.
*Железнодорожные потребители — члены общества железнодорожных потребителей, созданного в 1900-х по аналогии с пермским обществом потребителей, существовавшим с 1875 года.
*Учительское общество или общество вспомоществования нуждающимся учащимся. Первое общество вспомоществования учащимся в Перми было открыто при частной гимназии Э.В. Циммерман в 1886 г.
*Фотографическое общество — первое собрание фотографического общества состоялось 16 июня 1901 года.

("Прогулки по старой Перми: Страницы городского фельетона конца XIX - начала XX в.")
Tags: ПГВ
Subscribe

promo klyaksina october 10, 2012 03:11 22
Buy for 100 tokens
В середине XVI века Аника Строганов, солепромышленник из Сольвычегодска, узнал о богатых соляных источниках Перми Великой и направил к Ивану Грозному своего сына Григория с просьбой о передаче Строгановым камских земель. Вернулся Григорий с жалованной грамотой: "Се яз царь и великий князь Иван…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments